ООО «Брянский камвольный комбинат» - продукция выпускается под торговой маркой «Руслана».
основан в 1956 году
На главную

Борьба за шерсть мундира

Российских производителей натуральных шерстяных тканей, из которых шьются мундиры для сотрудников различных ведомств, отстраняют от участия в гособоронзаказе.
Наши ткани вытесняют материалы китайского производства. А если вдруг Поднебесная объявит нам войну – придется идти на нее голыми? Российских производителей к тому времени уже точно не будет. А если без шуток, то мы на самом деле можем потерять не только целую подотрасль, но и существенные денежные средства. Ведь на рынке, где отсутствует конкуренция, поставщик может диктовать свои условия. За последние 20 лет производство камвольных – гладких и тонких шерстяных тканей – в нашей стране сократилось почти в 20 раз. На плаву остались всего три фабрики. Самая крупная из них – Брянский камвольный комбинат. Сейчас там работает почти тысяча человек, средняя заработная плата – 10-13 тысяч рублей. А в год предприятие выпускает 2,5 миллиона погонных метров готовой ткани. Это при том, что мощности БКК (при условии постаревшего оборудования и потери части человеческих ресурсов) гораздо больше. Предприятие переживает уже пятое банкротство и многие не понимают, как оно вообще до сих пор осталось на плаву. Сегодняшние трудности пришли еще из 90-х годов, тогда на комбинате по-прежнему старались выпускать качественный товар, соответствующей стоимости. А вот все остальные производители не были столь щепетильны. «Поставщик по гособоронзаказу мог привести продукцию из контрафактной ткани. Мы же считали, что должны как в советские времена поставлять 60% шерсти – так и рассчитывали, и цену давали. А по факту оказывалось, что приезжала другая ткань», - вспоминает нынешний руководитель Брянского камвольного комбината Евгений Томак. Тогда БКК первый раз оказался «не при делах». Выживали за счет того, что сокращали специалистов, не закупали новое оборудование и не вкладывали деньги в технологии. В 2000-х новое руководство приняло комбинат в весьма плачевном состоянии. На ржавом оборудовании работали всего 4 часа, зарплату не выплачивали. Серьезные денежные вливания – более 10 миллионов евро – помогли поддержать умирающего пациента. Оборудование, конечно, не новое, но хорошее европейское, привозили целыми фабриками. Приглашали в Брянск зарубежных специалистов-технологов высшего класса. Через несколько лет из полушерстяных тканей, выпущенных комбинатом, опять стали шить форму практически для всех федеральных ведомств: судебных приставов и прокуроров, проводников и билетных кассиров, сотрудников министерства чрезвычайных ситуаций и внутренних войск МВД. И, конечно, кители, куртки, фуражки и галстуки для министерства обороны. В 2009 году было большое сокращение заказов по Министерству обороны и другим ведомствам. «Мы традиционно были ориентированы на федеральные органы, более 90% тканей мы для них производим. Для нас это было шоком, - говорит Томак, - потому что мы перевооружались и выстраивали технологические линии и приглашали технологов из Европы, чтобы делать продукцию высшего уровня именно в этой категории». Анатолий Котенко, подполковник: «Если все иностранные поставщики по каким-либо причинам объявят нам бойкот, перестанут поставлять ткани, а наши производители уже все уйдут в небытие, то мы останемся голые, но армия голой быть не должна». Специалисты говорят, проблема даже не столько в том, что китайская ткань такая уж некачественная. «Если мы говорим об одинаковом составе сырья, зеркально одинаковом, то она одинаковая и наша ткань, и китайская. Вопрос: что привозят и на каких условиях. Если в этой ткани задекларировано 65% шерсти, а привозят 30%, то определить это будет крайне сложно», – уверен Евгений Томак, исполнительный директор ООО «Брянский камвольный комбинат». На российском производстве использование полипропиленовых волокон жестко регламентировано. Ткань до сих пор выпускается по советским ГОСТам. «Если ткани не будет – будут диктовать цену. – добавляет Евгений Томак. – Сегодня мы платим 400-500 рублей, завтра эта цифра может быть 1000 рублей или 1500. А какие альтернативы? Если не будет производства, будет 100% зависимость от импорта. Сегодня мы видим 90%. Посему практика такая: китайцы обычно дожимают в каком-то сегменте производителя демпингом, а когда производителя не стало – цены увеличиваются на 20-30-50% уже в первый год. Затем все те потери, которые были, они возвращаются, и дальше идет полный диктат». Сегодня зависимость Европы и остального мира от китайских производителей превосходит всякие разумные пределы. Только в Европе за последние 4 года импорт вырос почти в 2 раза. И сколько сегодня скажут китайские производители – столько и будут платить европейцы, потому что 80% производимой в мире шерсти потребляется Китаем. «Когда мы производим ткань в России, - добавляет руководитель Брянского комбината, - у нас есть возможность контролировать качество на каждом переходе. Запущена ли ткань, есть ли пряжа под нее, запущена ли она по ткацким станкам, а когда ты работаешь с турецким или юго-восточным производителем, у тебя этой информации может и не быть». «Должны наши товаропроизводители иметь льготу, а не китайские. – Считает губернатор Брянской области Николай Денин. - Я не против конкуренции, она должна быть, но она должна быть здоровая объективная конкуренция и по качественным показателям и чтобы предприятия находились на территории РФ. Три предприятия на земле российской осталось. Удельный вес БКК на российском рынке более 60%. Естественно, это предприятие стратегическое». Первое сражение на шерстяном фронте российские производители камвольных тканей выиграли. Министерство экономического развития подготовило проект постановления, согласно которому силовым ведомствам будет запрещено покупать импортную продукцию легкой и текстильной промышленности. Однако недавно к этому постановлению стали обсуждать поправки – не стоит ли привлечь к гособоронзаказу и наших братьев-славян. Однако российские производители это новшество не поддержали, и не только из-за конкуренции. Когда на рынке отсутствуют правила игры и контроль, под видом белорусских полушерстяных тканей в Россию могут привозить все что угодно, уверены камвольщики. «Ткань – это не хлеб, но это важный продукт и сегодня. потеряв остатки подотрасли, можно получить очень серьезные проблемы в будущем. И не потому, что нельзя построить цеха или купить оборудование. Самая большая проблема найти специалистов, которые в определенный момент должны быть собраны, а у нас более 75-ти профессий. Это очень сложное производство по своему циклу и люди, которые сравнивают только экономические показатели: баланс, бухгалтерскую отчетность, они либо лукавят, либо реально не понимают, что есть кадровый потенциал, есть технологический потенциал, есть история. Если выходит предприятие с рынка, обратно вернуться шансов очень мало. В ту нестабильную ситуацию, которая сегодня в мире, окунуться без своего текстиля, это может быть очень рискованно»,- говорит глава Брянского камвольного комбината.
Источник: КУРС